Филипп Буазо. Француз, спасающий Карагачевую рощу

28 сентября 2021

 

Проект «Экопарк Карагачевая роща» задумывался еще в 2009 году, однако воплотить его в жизнь удалось лишь спустя девять лет — весной 2018-го. Француз Филипп Буазо, занимающийся спасением уникального бишкекского парка, признает — самое тяжелое, с чем он когда-либо сталкивался в Кыргызстане, — это бюрократия. Материал опубликован на информационном портале 24.kg.

 

Рукотворный лес в столице Кыргызстана

В это сложно поверить, но каких-то 140 лет назад на месте привычной для бишкекчан Карагачевой рощи был заболоченный пустырь. Гиблое место. Из топи в тенистый лес его превратил ученый-садовод, путешественник, член-корреспондент Российской академии наук Алексей Фетисов.

                          Если не знать дороги, в глубине Карагачевой рощи легко заблудиться

Свой экспериментальный питомник он заложил в 1881 году. Это был колоссальный труд. За первые пять лет садоводу практически в одиночку удалось вырастить больше 10 тысяч молодых деревьев. Сопоставимое количество саженцев в Бишкеке высаживается и сейчас. Но, в отличие от современных озеленителей, ни спецтехники, ни большого штата сотрудников у Фетисова не было.

                         Здесь прохладно даже в самые жаркие летние дни

Парк активно развивали и в советское время. К 1990 году его территория насчитывала больше 215 гектаров. С обретением независимости, однако, Карагачевая роща подверглась нападкам со стороны самых страшных вредителей — людей. Самозахватчики словно от пирога отрезали от нее кусок за куском. Деревья вырубались и выжигались. На их месте при потворстве городских властей вырастали дома.

Безразличие и коррупция уничтожили 60 процентов парка.

Сегодня, по разным оценкам специалистов, территория Карагачевой рощи насчитывает не более 130 гектаров.

 

Приграничные конфликты

Рукотворный лес, скорее всего, вырубали бы и сегодня, если бы не Филипп Буазо. Девятнадцать лет назад он впервые приехал в Кыргызстан туристом. Очаровавшись местными красотами, позже решил вернуться сюда и создать кыргызско-французскую ассоциацию экотуризма.

Карагачевая роща настолько впечатлила его, что в 2009 году вместе с вице-президентом АУЦА Чингизом Шамшиевым он решился на уникальный проект — создание в парке заповедника — особо охраняемой территории, защищенной он пагубного влияния человека.

«Чтобы воплотить задуманное в жизнь, нам понадобилось почти десять лет. Было непросто. Свои корректировки внесла революция 2010 года, социальные и политические потрясения. Много времени у нас отняла бюрократическая машина», — вспоминает Филипп Буазо.

Определить границы будущего экопарка и огородить его забором было непросто. Местные жители изначально восприняли эту идею в штыки, посчитав, что часть Карагачевой рощи в собственность выкупил какой-то иностранец. Немало сил потребовалось, чтобы донести до людей главную идею — парк никто не отнимает — он взят в аренду и будет открыт для посещения, как и прежде.

Нам было важно в первую очередь прекратить вырубку деревьев и остановить незаконный захват земли. Филипп Буазо

Впрочем, приграничные конфликты происходят в парке и сегодня. Экскурсию по защищенной части Карагачевой рощи Филипп начинает с осмотра заборов. В некоторых местах они проломлены. Рабочие постоянно восстанавливают ограждения, однако вандалы с неменьшим усердием продолжают их ломать.

                         Неизвестные в очередной раз сломали забор экопарка

Что интересно, по ту сторону ограждения красуются не глинобитные мазанки, а основательно построенные дома. Очевидно, что самозахватом здесь промышляли и продолжают промышлять люди далеко не бедные.

                         На месте этих домов когда-то был парк

На одном из участков экопарка Филипп показывает на заросшую травой кучу песка и гравия. Еще несколько лет назад на этом месте кто-то планировал построить очередной особняк. Экоактивисты и волонтеры сделать этого не позволили. Несостоявшийся владелец элитного жилья отступил, бросив стройматериалы.

                              Заготовка для будущего фундамента прямо посреди деревьев

Спасти то, что осталось

И сам Филипп Буазо, и его единомышленники прекрасно понимают, что вернуть Карагачевой роще былую славу и украденную территорию задача не из легких. Скорее, это недостижимая мечта. Пока же им удалось отвоевать 41 гектар парка. За три года в заповедной зоне сделано многое.

                                                        Карта экопарка «Карагачевая роща» 

Отремонтирована центральная аллея. Созданы зоны отдыха, которые не вредили бы экологии. Выставлены два поста охраны на входах в огороженную часть парка.

                         Для посетителей на аллеях парка созданы все условия

Установлены информационные стенды, скамейки и урны для мусора. От последнего Карагачевая роща страдает не меньше, чем от незаконной вырубки.

Только за последние три года с территории экопарка вывезено больше 200 тонн мусора, в основном это пластик — бутылки, пакеты и прочее.

Но главный успех — это продолжение дела Алексея Фетисова. Волонтеры разбили в заповеднике свой экспериментальный питомник. В 2018 году после ограждения территории экологи произвели инвентаризацию и насчитали 9 тысяч 800 деревьев. Благодаря ежегодным высадкам в парке появились 600 новых саженцев, в том числе и краснокнижных пород. Сотрудников у экопарка немного — всего семь человек и волонтеры. Как и 140 лет назад, делают больше, чем городские управления с раздутыми штатами.

                                                        Экспериментальный питомник

                          Саженцы в питомнике поливаются вручную

Особое внимание уделяется фауне Карагачевой рощи. Обитавшие здесь в свое время фазаны и черепахи были полностью уничтожены. Команда Филиппа работает над восстановлением их популяции. Построены специальные питомники.

                          Специалисты стараются восстановить популяцию черепах

В достижении биологического баланса важную роль играют и насекомые. Это уникальное сооружение позволяет увеличивать их разнообразие. В стеллажах для каждого вида созданы свои особые условия.

                          Гостиница для насекомых. Так Филипп называет это сооружение

Деревья часто страдают от болезней. В ближайших планах эколога высадить в роще новую породу карагачей, устойчивых к вредителям. Если проект окажется удачным, то его можно будет с успехом использовать для озеленения всего Бишкека.

                          Поврежденный вредителями карагач

Образовательная часть — важная составляющая проекта. На территории экопарка студенты бишкекских вузов на практике знакомятся с азами экологии, ботаники и садоводства. Например, эти ящики для компоста. С их помощью будущие специалисты изучают способы получения органических удобрений.

                          В этих ящиках заготавливают органические удобрения

Главная задача, которую ставит перед собой Филипп Буазо, — сохранить парк в его естественном виде. Минимум человеческого вмешательства. Все должно происходить так, как это происходит в дикой природе. Если дерево сгнивает и падает, его не убирают, оно становится частью гармоничной экосистемы.

 

В Кыргызстане не так много лесов. И таких уникальных мест, как Карагачевая роща, практически нет. Потерять ее нельзя. Филипп Буазо

                          Карагачевая роща

А это одно из самых уникальных мест. С этого дерева, посаженного лично Алексеем Фетисовым, 140 лет назад начиналась роща. Его показывают далеко не всем — боятся охотников за редкими видами древесины.

                                                                  Дерево, 140 лет назад посаженное Алексеем Фетисовым

Порода дерева неизвестна. Специалисты так и не смогли ее определить. Алексей Михайлович, по их признанию, был гениальным ботаником и любил экспериментировать. Возможно, саженец этого исполина был привезен им в Пишпек из Европы.

 

Подумайте, что вы оставите после себя

Карагачевая роща — это не только исторический памятник садоводства. Это еще и напоминание людям о том, насколько хрупка природа. То, что по крупицам создавалось на протяжении 140 лет, чуть было не уничтожили всего за два десятилетия.

«Я искренне верю, что однажды Карагачевую рощу удастся вернуть в ее первозданный вид. Да, на это потребуется время. И я надеюсь и верю, что когда-то на смену нам придут те, кто так же полюбит это место и будет бороться за его восстановление. Еще одна наша цель — это поменять мышление людей, изменить их отношение к природе», — заключает Филипп Буазо.

Эколог признает, что Кыргызстан стал для него второй родиной. Он давным-давно привык жить на две страны и также поровну делить между ними свою любовь.

<< вернуться к списку новостей

American University of Central Asia
7/6 Aaly Tokombaev Street
Bishkek, Kyrgyz Republic 720060

Тел.: +996 (312) 915000 + Вн.
Факс: +996 (312) 915 028