Перейдите по ссылке, чтобы ознакомиться с новостями по поводу COVID-19

Людмила Констанц: «Это не я выбирала – это профессия меня выбрала!»

11 февраля 2021

#Библиотека АУЦА#библиотека#library#economics.department#AUCA library

Библиотека АУЦА продолжает серию интервью, приуроченных к Международному дню женщин и девочек в науке, который отмечается сегодня, 11 февраля. Своими мыслями по поводу этого праздника делится преподаватель АУЦА, доцент направления «Экономика» Людмила Констанц.

– 11 февраля – Международный день женщин и девочек в науке. Как вы относитесь к этому празднику?

– Так и хочется сказать: «Никак не отношусь!». О существовании такого «праздника» нечаянно узнала из ФБ в прошлом году. Никогда этот праздник у нас никто не афишировал… Главное – администрация – и в первую очередь мужчины – они у нас главные администраторы! – не знают или делают вид, что не знают о существовании этого праздника.

– Несколько слов о себе: расскажите о вашем образовании и о том, что подвигло вас выбрать именно эту область науки?

– Чтобы быть максимально краткой, скажу очень правдиво: это не я – это профессия меня выбрала. Что мне серьезно помогает в профессии, так это, во-первых, красный диплом Технологического института (техническое образование гораздо глубже и основательней просто гуманитарного, это другой уклон и глубина); и, во-вторых, мой опыт работы в реальном бизнесе, что существенно расширяет горизонты понимания реальных экономических отношений и, естественно, экономической теории.

– Сложно ли совмещать занятие наукой и преподавательскую деятельность? Текущие проекты?

– Если вы посмотрите на величину преподавательской нагрузки в исследовательских вузах (в частности, в США), то вы поймёте, что наш вуз как был, так и остаётся неисследовательским. Если Вы добросовестно работаете, готовите материалы (а не повторяете из года в год одно и тоже), вы поймёте, что времени на исследования не остаётся совсем.

– Насколько может быть сильным погружение, вовлеченность в исследование? Каких жертв требует?

– «Жертв»? Ну, если исследования рассматривать как тяжёлую (а ещё хуже – не очень любимую) ношу или работу, то «жертв» не пересчитать. Исследования должны основываться на вдохновении! А если ты исходишь из вдохновения, то о жертвах и речи быть не может – это как увлекающая вдаль музыка, отрывающая тебя от реальности. Я уже отметила, что наш университет – неисследовательский во всех отношениях. При таком уровне преподавательской нагрузки «неприлично» требовать исследований. Ещё более «неприлично» требовать исследований потому, что мы не подписаны на основные источники современной исследовательской литературы. Я говорю сейчас об экономике и серьёзных экономических журналах, которые закрыты от нас своей платностью. Ну, а «бесплатные» работы – поэтому они и бесплатные – что тут объяснять???

– Расклад сил в науке пока сильно крениться в сторону мужчин: женщины составляют лишь 29% от общего числа ученых. А их проекты признаются миром науки еще реже: лишь 3% лауреатов Нобелевской премии в научной сфере — женщины. По данным ЮНЕСКО женщинам, выбравшим технические науки, сложно добиться карьерного роста – они получают меньше коллег-мужчин, а их научные работы печатают реже. Приходилось ли вам на личном опыте сталкиваться с неравенством по гендерному признаку? Скажите, актуален ли на сегодняшний момент этот вопрос в научном сообществе Кыргызстана, нашего университета?

– Если опять-таки говорить о нашем университете и регионе, то у нас помимо гендерных стереотипов, главная проблема, как я говорила выше, – в доступности серьёзных источников на профессиональном, позволяющем публиковаться, английском языке. Ну и еще – в отношении чопорного мирового научного сообщества к «каким-то там» неизвестным из слаборазвитых стран… Такое отношение очень сильно варьируется в зависимости от области науки. Экономика – наука чопорная!

– Что можете пожелать женщинам, только вступающим на путь служения науке? Каких ошибочных ходов они могли бы избежать, основываясь на вашем опыте?

– Моё «пожелание» может выглядеть несколько нереалистичным: в «науку» надо идти только в том случае, если она «зовёт» вас, и вы готовы «служить» ей. Если вы идёте в науку как на работу, этого делать не стоит.

Что касается попыток «избежать ошибок» - разве это возможно? По этому поводу можно вспомнить множество фраз и изречений, но приведу лишь одно, принадлежащее А.С. Пушкину, которым академик Сергей Капица открывал свои телепередачи: «И опыт, сын ошибок трудных…».

– Возможны ли революционные прорывы в науке, сопоставимые с открытиями в 20 веке, в наши дни?

– Предсказания – это область, наверное, астрологии или магии… Я за это не возьмусь.

– Расскажите о ваших увлечениях, помогают ли они вам в работе.

– Не знаю, поверят ли мне, но я очень счастливый человек, я безумно люблю то, что я делаю! Я делаю то, что люблю! Да, это – работа. И в то же время, это не совсем работа, это и хобби, и призвание, и любимое увлечение. Я называю это «служением». Иногда система, среда, отношения администрации (в особенности), или общая обстановка «бьёт» по рукам. Заходишь в класс, встречаешься глазами с пытливыми глазами студентов и в голове мгновенно проносится мысль: «Они же не виноваты!», и – всё! Ты выкладываешься на всю тысячу процентов.

Если говорить о личных увлечениях, которые как-то способствовали становлению стиля работы, то, возможно, это музыка. Она передаётся символами – нотами, и микроэкономика во многом – графики! A picture is worth a thousand words. Неточность в музыке очень режет ухо – точно так же, как и неточности в теории. Любовь к поэзии – это краткость и образность, как в экономических теории и моделях. Плавание научило выдержке и самодисциплине. Всё вместе научило распределять время.

<< вернуться к списку новостей

American University of Central Asia
7/6 Aaly Tokombaev Street
Bishkek, Kyrgyz Republic 720060

Тел.: +996 (312) 915000 + Вн.
Факс: +996 (312) 915 028